Мир в котором мы живём

60 013 подписчиков

Свежие комментарии

  • Анатолий Лапкин
    Рорссия выращивает щипцы для удаления "драконьих зубов". растят их на "цивилизованном"западе. И дружок-хохол, не трог...Началось тотально...
  • Инна Inna
    На 100 % поддерживаю автора.Суицид с немецким...
  • LiapaNNZ Фамилия
    Поэтому внакраину надо оставить как незалежную территорию, но сильно урезанную, лишённую выхода к морям. Такая внакра...NYT: США готовы п...

Юрий Селиванов. Ставка не меньше, чем жизнь

Юрий Селиванов. Ставка не меньше, чем жизнь

Россия не отступится от своих требований к Западу по вопросам безопасности и пойдет так далеко, как это потребуется, потому что у неё нет другого выхода, кроме как разрядить украинскую «пороховую бочку» до 2024 года, когда в Российской Федерации должны состояться президентские выборы. Такова квинтэссенция состоявшегося накануне заседания Совета безопасности России, на котором фактически были приняты необратимые решения на пути нашего государства в понятное и прогнозируемое будущее… 

Но начнем с другого события. На горизонте украинского кризиса обозначился новый «миротворец». Им стал французский президент Эммануэль Макрон. Что совершенно неудивительно, с учетом того, что у этого политика не за горами, а точнее 10 апреля, президентские выборы. Его новой инициативой стало объявленное Елисейским дворцом, но, похоже, несколько преждевременно, «согласие» президентов России и США на проведение «саммита» по теме Украины. 
Москва прекрасно понимает всю подоплеку данной идеи и потому не слишком торопится подписываться на это предвыборное шоу: 

«Президент Путин [в телефонном разговоре с Макроном] очень четко объяснил, не единожды объяснил, что мы не против саммитов, не против встреч, но прежде, чем встречаться, особенно в такой накаленной атмосфере, важно понять, чем эти саммиты, эти встречи закончатся и каков будет результат.

Поэтому условились лидеры России и Франции о том, что наши западные коллеги, которые инициируют такого рода мероприятия, представят нам свое видение возможных результатов. Вот ждем». 

Внутриполитическая мотивация макроновской миротворческой инициативы для России вполне очевидна. А это, независимо от всех прочих обстоятельств, делает её довольно токсичной для украинской тематики. Ибо она, эта тематика, в свете данного факта, явно отходит на задний план.
Главные участники предлагаемого саммита наверняка будут скованы французским предвыборным сценарием и вынуждены ему следовать. А это, как вы понимаете, далеко не то же самое, что следовать самой логике, вытекающей из украинского пожара. Который разгорается буквально на глазах. 
Официальная позиция Вашингтона, в том виде, в котором она существует на сегодняшний день, не дает ни малейшего повода для оптимизма относительно возможности договориться с ним о чем-либо еще, кроме дальнейших переговоров. По меткому выражению Путина, это не что иное, как стремление «замотать наши главные требования». Дошло уже до того, что госсекретарь США Блинкен поставил знак равенства между жизненно важными интересами России в области безопасности и некими «американскими принципами».

«Одновременно Россия в своем ответе по-прежнему занимает позиции, которые фундаментально противоречат нашим ключевым принципам. Если речь заходит о том, что нужно прекратить политику открытых дверей НАТО или что НАТО должно вернуться на позиции до 1997 года, то наш ответ – нет». 

В переводе с госдеповского на русский язык это означает, что США плевать хотели на военно-стратегическую безопасность Российской Федерации, если это потребует от Вашингтона отказаться от своих так называемых «принципов». Которые, в сущности, сводятся к одному – продолжению безудержной и безграничной внешней экспансии. 

Само собой разумеется, что при таком наплевательском отношении США к самым важным для России вопросам надежного обеспечения её безопасного будущего, никакой почвы для конструктивных российско-американских переговоров, не говоря уже о каких-то адекватных масштабу проблемы договоренностях, быть просто не может. 
Какой же, в этом смысле, может быть реальная практическая цель США, которую они собирались реализовать в ходе гипотетического парижского саммита, либо иными способами, если таковой не состоится? 

Сейчас мы поясним тот способ «решения проблемы», которому Штаты до сих пор по инерции следуют, но который, и они это уже начинают осознавать, ведет их прямо в тупик. 
В рамках этого метода глагол «замотать» играет доминирующую роль. С дополнением другого однокоренного глагола – «измотать». В Вашингтоне все эти два месяца явно исходили из того, что Россия находится под большим напряжением в результате длительной и масштабной концентрации своих вооруженных сил на украинском направлении. Дескать, такое напряжение сил долго выдерживать невозможно, русские устанут. Особенно войска, находящиеся в полевых условиях, и Путин будет вынужден пойти на попятную.

Однако в этом американском подходе имеется, как минимум, три изъяна: 
1. В районах, прилегающих к границам с Украиной, размещена в настоящее время далеко не вся российская армия. Соответственно существует возможность для плановой ротации личного состава отдельных частей и подразделений для их замены и обеспечения отдыха военнослужащих. При этом, возить взад-вперед тяжелую боевую технику никто, разумеется, не будет. Примерно так следует расценивать, в частности, заявление министра обороны Белоруссии Виктора Хренина: 

«В связи с нарастанием военной активности у внешних границ Союзного государства и обострением ситуации на Донбассе президентами Республики Беларусь и Российской Федерации принято решение проверку сил реагирования Союзного государства продолжить».

А вот и разъяснение Виктора Гулевича, начальника генерального штаба ВС Белоруссии: 

«Подразделения Вооруженных сил России возвратятся в свои пункты постоянной дислокации только тогда, когда в этом появится объективная необходимость и когда мы это сами определим. Это сугубо наше внутреннее дело». 

Соответственно, измотать таким способом российскую армию у США точно не получится.
2. Многие, если не большинство соединений и частей российских Вооруженных сил и без того дислоцируются на постоянной основе не так уж и далеко от Украины. То есть находятся в пунктах своей постоянной дислокации (ППД).
Это, кстати, подтверждается и западными источниками. На картах, которые они публикуют, именно войска в ППД и составляют основу так называемой «наступательной группировки» РФ: 

Юрий Селиванов. Ставка не меньше, чем жизнь

А находясь там, в привычных стационарных условиях, они могут «окружать» Украину хоть до морковкина заговенья. 
3. Российская армия, в отличие от западных трансгендерных вояк, состоит на все сто процентов из нормальных, закаленных трудностями и невзгодами мужчин, к тому же имеющих в своем большинстве реальный боевой опыт. Для них участие в подобных длительных операциях чем-то из ряда вон выходящим не является. 

Таким образом, западная ставка на изматывание физических возможностей России и её армии, в ходе бесконечного заматывания вопроса путем бесконечных переговоров ни о чем, фактически уже не работает. И российская армия в настоящих условиях сможет поддерживать необходимое предбоевое состояние ровно столько, сколько потребуется. Причем без какой-то особой дополнительной нагрузки на государственный бюджет. 
А вот кого это американское «заматывание» и «изматывание» действительно может нокаутировать и в довольно сжатые сроки, так это Украину и киевский режим. Во-первых, поддержание в высокой боевой готовности уже развернутой в боевые порядки на Донбассе многочисленной армии для такого хилого государства задача сама по себе почти неподъемная. И это, не считая дополнительных затрат на создание так называемой территориальной обороны (планируется иметь два миллиона бойцов) и наполеоновских планов Зеленского об увеличении регулярной армии еще на 100 тысяч человек, то есть на 20 армейских бригад. 

Но и это еще не самое большое обременение для Киева. Куда хуже то, что в условиях постоянной российской военной готовности к показательной порке «киевского режима» в случае его нападения на ЛДНР, и без того жалкие остатки украинской экономики начинают все более явно дышать на ладан. Бегство денег вместе с их владельцами за границу принимает на Украине масштаб национального бедствия. Безвозвратные потери Украины от распространения панических слухов о «неминуемом вторжении» составляют 2-3 млрд долларов в месяц сообщил замглавы офиса президента Украины. И это еще по наверняка заниженным официальным цифрам. На этом фоне, Зеленский явно распсиховался и уже стал требовать от своих западных начальников срочно выдать режиму деньги, причем без всяких условий. В Вашингтоне тоже, похоже, слегка струхнули, поскольку подконтрольный США «всемирный банк» тут же подсуетился с новым кредитом Киеву: 

«Украина и Всемирный банк начали обсуждать новую программу льготного финансирования на $500-700 млн. Об этом заявил заместитель главы офиса президента страны Ростислав Шурма. «Мы уже начали обсуждать со Всемирным банком еще одну программу на $500-700 млн. Это тоже будет льготное финансирование – до 2%».

Таким образом, ситуация в относительно долговременной перспективе складывается отнюдь не в пользу киевского режима и его заокеанских покровителей. Очевидно, что в этом противостоянии Украина надорвется намного быстрей, чем РФ. Которая вообще вряд ли когда-нибудь надорвется. Соответственно американская переговорная тактика – «замотать и измотать» уже дает результат, прямо противоположный желаемому за океаном. 
Между тем для США это отнюдь не тот вопрос, который они могут просто взять и спустить на тормозах. Договорившись, например, с Путиным о вводе миротворцев на Донбасс и о полном замораживании этого конфликта на неопределенный срок. 
Проблема в том, что Вашингтону нужен на Украине не замороженный, но именно размороженный, горячий конфликт с Россией. Причем он нужен как по внутриполитическим, так и по внешнеполитическим причинам. С одной стороны, у США на носу потенциально конфликтные осенние выборы в федеральный конгресс, негативный эффект от которых желательно минимизировать какой-нибудь изрядной внешней авантюрой. 
И похоже на то, что решение отказаться от явно тупиковой тактики «заматывания» России в пользу такой авантюры в Вашингтоне уже состоялось. Принявшие систематический характер обстрелы российской территории, которые быстро переросли там же в боевые действия с применением бронетехники, совершенно четко указывают на то, кто является адресатом этих провокационных действий и на чью силовую реакцию они рассчитаны. Разумеется, это Россия: «21 февраля 2022 года около 06:00 мск в районе населенного пункта Митякинская Ростовской области на участке государственной границы Российской Федерации с Республикой Украина пограничным нарядом ФСБ России было обнаружено проникновение диверсионно-разведывательной группы», – сказали в пресс-службе ЮВО ВС РФ. «В результате боестолкновения пятеро нарушителей границы Российской Федерации из состава диверсионно-разведывательной группы уничтожены… Две боевые машины пехоты (БМП) ВСУ зашли на территорию России для экстренной эвакуации украинской диверсионной группы, огнем из российских противотанковых средств обе машины были уничтожены». 

Кроме того, впереди президентские выборы в России 2024 года, которые в США рассматривают не иначе, как важнейший рубеж для дестабилизации РФ.
Для США не имеет существенного значения, будет ли в этих выборах участвовать Владимир Путин. Кто бы в них ни участвовал, победителем гарантированно окажется российский политик патриотического толка. Соответственно, эти выборы могут рассматриваться в Вашингтоне только как рычаг для дестабилизации России в видах дальнейшего развития американских геополитических планов против Китая. А для этого им кровь из носа нужна боеспособная и предельно агрессивная Украина, которая и должна стать основным драйвером этой российской дестабилизации. А поскольку ждать столько времени киевский режим не сможет, силовой вариант, видимо, решено запустить уже сегодня. Отказаться от такого способа действий США уже не могут, потому что без устранения России, им нечего даже думать о начале большой кампании по приведению к повиновению Китая. А без этого от мировой англосаксонской гегемонии уже скоро останутся одни воспоминания. 

Со своей стороны, Москва, несомненно, полностью отдает себе отчет в том, какие ставки сделаны в этой геополитической «игре» нашими западными «партнерами» и что именно стоит на кону. Исходя из этого понимания, Москве, надо думать, совершенно очевидно, что «украинский вопрос» должен быть окончательно решен до 2024 года. Просто потому, что подкладывать такую бомбу под важнейшие российские выборы недопустимо ни при каких обстоятельствах. Ибо речь идет о судьбах самой России. А такими вещами не шутят. Именно поэтому российское руководство проявляет сегодня такую несгибаемую твердость в отношениях с Западом и явно готово пойти настолько далеко в данном направлении, насколько это потребуется. 

Юрий Селиванов

Картина дня

наверх