Мир в котором мы живём

60 107 подписчиков

Свежие комментарии

  • Ринат Ахметуллин
    С этими ублюдками пиндосами бесполезно о чем то договариваться, в конце концов или мы или они нас уничтожат, думаю пе...Путин поторгуется...
  • Ринат Ахметуллин
    С этими убПутин поторгуется...
  • Николай Зайчиков
    Уничтожать нациков надо было еще в 2014 году сразу после сожжения людей в Одессе и не ждать пока эти шакалы отрастят ...Укрейх придется у...

Свинья от белорусской оппозиции

Свинья от белорусской оппозиции

Вариант новой белорусской конституции, предложенный командой Светланы Тихановской, показал, что лидеры оппозиции отказались от летне-осенней риторики прошлого года и стали на откровенно националистические позиции

Чего, впрочем, и следовало ожидать.

При этом оппозиционеры попросту наплевали на интересы тех протестующих, которые рассчитывали только на смену власти, но не предполагали, что на самом деле они выступают против русского языка и политической ориентации страны на Россию. Хотя, конечно, чего ещё можно было ожидать, если символика так называемого беломайдана об этом просто кричала? По сути, оппозиции было выгодно максимально использовать протестный потенциал, поэтому её лидеры и не озвучивали своих истинных намерений. На Украине, как все мы помним, тоже поначалу многие поддержали евромайдан под лозунгом «Поймите. Нас задолбало!». Многие тамошние майданившие и в страшном сне не могли себе представить, к чему их активность приведёт и что имели на уме кукловоды киевского протеста. И даже красноречивую речовку «Хто нэ скачэ, той москаль!» многие воспринимали как просто шутку. Но после переворота очень быстро выяснилось, что «сталося не як гадалося».

В Белоруссии государственного переворота не произошло, и оппозиционеры вынуждены были сбросить маски, иначе особо не поездишь по Европам в поисках слов поддержки и вспоможения на продолжение борьбы.

Проект конституции – это и есть то лицо беломайдана, которое оказалось под маской.

В настоящий момент он якобы проходит обсуждение, однако дискуссии ведутся, прежде всего, националистической аудиторией, агрессивно навязывающей своё мнение как единственно верное. Есть в этом документе и лазейки, которые позволяют националистам навязывать свои взгляды большинству вопреки народному волеизъявлению.

Напомню, до недавнего времени оппозиция просто предлагала вернуться к Конституции образца 1994 года, которая её вполне устраивала. Этот документ был в своё время навязан белорусскому народу без всяких обсуждений и референдумов. Тем не менее легитимность его у националистов никаких вопросов не вызывает, а последующее законодательство называется преступным и антигосударственным. Это ясно свидетельствует о том, что оппозиция озабочена не правом народа на решение своей судьбы, а закреплением собственной идеологии в качестве единственно приемлемой для Белоруссии.

Формат протестов несколько ограничил аппетиты старой оппозиции, убедившейся, что откровенное озвучивание националистических взглядов может быть чревато быстрым провалом беломайдана, поскольку люди в большинстве своём не станут поддерживать ненависть к России и отказ от русского языка. А массовость была крайне необходима, в связи с этим резко поменялась риторика оппозиционных СМИ, на время отказавшихся от традиционной русофобии и призвавших к борьбе «за нашу и вашу свободу».

Тогда, помнится, возник некий документ, который государственные СМИ назвали конституцией Тихановской. Сама она отрицала причастность к созданию этого проекта. Надо отметить, что он носил крайне русофобский характер. Что это было на самом деле, можно только догадываться. Возможно, власть решила «сыграть на опережение» и добиться того, чтобы ряды протестующих стали реже (так и произошло). Возможно, это был «пробный шар» националистов просигнализировать обществу об истинных смыслах беломайдана. В любом случае документ оттолкнул от БЧБ-протестов тех, кто не считал возможным связываться с националистами, и обрадовал ту часть протестующих, которая давно заточена на антирусскую и антироссийскую деятельность в Белоруссии.

И вот теперь – новый проект, как утверждают оппозиционеры, настоящий. При этом мы наблюдаем симулякр «широкой общественной дискуссии», которой на самом деле нет. Имитировать такую дискуссию Тихановской и всей оппозиционной компании необходимо, дабы «западные партнёры» могли и дальше муссировать тему белорусского «гражданского общества», играя в напёрстки с понятиями «большинство» и «меньшинство».

В том, что проект так называемой конституции оппозиции (меньшинства) противоречит интересам истинного большинства, ясно уже из преамбулы, где сказано, что народ Беларуси принимает Конституцию, «отдавая должное праву, по-беларусски записанному в Статутах Великого княжества Литовского и беларусских Конституциях».

Чистое враньё! Никакого белорусского языка в эпоху существования Великого княжества Литовского (ВКЛ) ещё не существовало, статуты ВКЛ написаны на старорусском языке, который существенно отличается от современного литературного белорусского языка.

Кроме того, этой витиеватой фразой авторы явно указывают на право белорусского языка на монополию в стране, они совершенно не случайно упоминают о том, что прежние правовые документы были написаны именно на «мове».

И это подтверждается в статье 25 документа: «Государственными языками в Республике Беларусь являются беларусский и русский языки. Уважая право каждого выбирать язык общения, государство осуществляет меры по расширению использования беларусского языка для последующего придания ему в Конституции статуса единственного государственного языка».

Всё предельно ясно, как у украинского градоначальника Филатова: «А вешать… Вешать их надо потом».

Иными словами, в случае прихода к власти Тихановской и/или её идейных соратников для народа придумали приманку в виде двух государственных языков с уточнением, что русский через время этого статуса лишится. Коварство такой постановки вопроса просто поражает, меньшинство фактически предлагает большинству выбор без выбора. И при этом авторы опуса, названного конституцией, считают себя умными, а белорусский народ, соответственно, очень-очень глупым.

Также белорусам навязывают государственную символику в виде бело-красно-белого флага. Из нововведений и девиз – «Жыве Беларусь!».

Националистический характер государства, которое собираются строить оппозиционеры, не скрывается.

Интересна и статья 45, которая запрещает дискриминацию по признакам «возраста, цвета кожи, расы, происхождения, гендерной идентичности, сексуальной ориентации и т. д.». Так и повеяло пресловутыми «европейскими ценностями», точнее, той их частью, которая предполагает пропаганду ЛГБТ (теперь уже в новой версии ЛГБТ+) и разрешение однополых браков. Кстати, здесь же указывается на недопустимость дискриминации по языковому принципу, но ведь двадцатью статьями выше документ такую дискриминацию предполагает заведомо!

В проекте отсутствует ясность с геополитической ориентацией государства под БЧБ-флагом. Нет ни намёка на то, что Белоруссия является частью Союзного государства, входит в ОДКБ. Зато утверждается приоритет международного законодательства над белорусским, что фактически открывает двери для внешнего управления. Что касается межгосударственных союзов, то оппозиция решила вынести эти вопросы на «национальный референдум». Это такой хитрый трюк с целью выхода из ОДКБ, ЕАЭС и Союзного государства с Россией: дескать, с момента принятия новой конституции страна начинает жить с чистого листа, соответственно, все заключённые доныне союзы аннулируются. И здесь авторы документа возомнили себя намного умнее тех, кто их писанину будет читать.

К слову, с референдумами, обозначенными проектом в качестве главной инстанции по определению геополитического курса Белоруссии, всё не так просто. Они назначаются президентом по предложению Верховного Совета или 250000 избирателей, причём территориальное представительство определяет специальный закон, а формулировки вопросов проверяются Конституционным судом на конституционность. То есть дело это весьма небыстрое, да ещё и не указано, как решения референдума будут исполняться – нет ни буквы о том, что они имеют силу закона. Как и о том, что Верховный Совет, который предлагает референдум, обязан ратифицировать его результаты.

Знаете, что будет в итоге? Украинский вариант: там в 2000 году тоже был всеобщий референдум, граждане пришли, более 80% положительно ответили на все вопросы. В том числе 89,9% высказались за то, чтобы радикально уменьшить количество депутатов парламента – до 300.

Но украинская Верховная Рада полностью проигнорировала народное волеизъявление и изменений в законодательство не внесла. А Венецианская комиссия указала на то, что в Конституции Украины по этому поводу нет ясности – должны ли законодатели народу или ничего не должны…

Теперь вот белорусам оппозиция подсовывает примерно такую же свинью в надежде, что они этого не разглядят.

Аркадий ВертязинОдна Родина

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх