Свежие комментарии

Санкции США против российского госдолга оказались символическими

Санкции США против российского госдолга оказались символическими

Ограничения в отношении российского госдолга — потенциально самое серьезное оружие Белого дома против России, если не брать совсем радикальные меры вроде отключения SWIFT, которые на повестке дня еще не стоят. Но в отношении госдолга Белый дом выбрал не просто мягкие санкции, а минимально возможные — зато оставил себе много возможностей для их ужесточения на будущее.Исполнительный указ Джо Байдена запрещает американским инвесторам участвовать только в первичных аукционах по размещению новых выпусков российских рублевых гособлигаций (ОФЗ).

Это самая мягкая из теоретически возможных санкций против российского госдолга.

Самой жесткой мерой был бы запрет на покупку всех (и новых, уже обращающихся) выпусков ОФЗ на вторичном рынке. В таком случае иностранным инвесторам пришлось бы продавать все российские гособлигации, которые у них сейчас есть на руках, — а это портфель на 3 трлн рублей ($40 млрд). Такое бегство капитала в краткие сроки неминуемо обрушило бы рубль и российский рынок.

Менее жесткими были бы последствия полного запрета на покупку ОФЗ новых выпусков (этот вариант рынок рассматривал как вполне вероятный). В этом случае круг покупателей новых российских гособлигаций был бы фактически ограничен российскими инвесторами.



Но Белый дом не пошел и на это. Введенные сегодня санкции запрещают американским инвесторам только участвовать в самих первичных аукционах — но ничто не мешает им немедленно после размещения ОФЗ перекупить бумагу у первого покупателя (скорее всего, российского госбанка).

Впрочем, и без жестких санкций доля иностранцев на российском рынке ОФЗ уже не так велика и уменьшается. По данным ЦБ, сейчас их доля составляет 19,7% от всего объема в обращении (в начале 2020 года было 35%). В первичных размещениях марта она еще меньше — 9,6%, хотя в абсолютном выражении объем их покупок в последнее время немного увеличился, говорится в обзоре ЦБ.

Что это значит для рубля и российского бюджета

Все без исключения опрошенные The Bell экономисты и аналитики инвестбанков называют введенные Белым домом санкции против госдолга «безболезненными» и «косметическими» и говорят об оптимистичной реакции рынка как о закономерной.

Введенные санкции выглядят даже мягче, чем рассматривавшийся рынком сценарий полного запрета на покупку новых выпусков госдолга, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Российский рынок в целом заточен на мягкий сценарий — либо продолжение персональных санкций, либо экономические, но безболезненные, говорит она. Если все так и продолжится, ждать можно такой же, как и с начала этого года, волатильности курса, но не траекторного ослабления — колебаний в пределах 80 по курсу доллара и ставки ЦБ 5–5,5% на конец года, предсказывает Орлова.

В текущие котировки рынка уже в значительной мере внесены не только те санкции, которые были объявлены сегодня, но и вероятность более жестких санкций на рынок госдолга, отмечает главный экономист «Ренессанс капитала» по России Софья Донец. Она видит для рубля потенциал укрепления почти при любом раскладе: «Если в дальнейшем нас ждут более значимые санкции, при сохранении цен на нефть на текущем уровне это может быть 74 к доллару во второй половине 2021 года, если новых существенных санкций не будет — 69».

Для российского бюджета, который частично покрывается с помощью аукционов по размещению ОФЗ, больших проблем экономисты тоже не видят. В 2021 году Минфин планировал продать ОФЗ на 2,9 трлн рублей, из них бумаги на 740 млрд рублей уже размещены. План на 2021 год выполнен более чем на 25%, и, если брать долю иностранцев в новых выпусках за 10%, без них Минфин мог бы недосчитаться около 200–220 млрд рублей, посчитал по просьбе The Bell научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Марсель Салихов. Это некритичный объем, который можно заместить из других источников — например, за счет нефтегазовых доходов, говорит он.

Но необходимость и в этих заимствованиях не так высока, считает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. Прописанный в бюджете на 2021 год дефицит в 2,8 трлн рублей рассчитан по цене на нефть $45 за баррель, а сейчас баррель Brent дороже $66 — то есть объем размещений гособлигаций был запланирован «с запасом», поясняет он. В нынешней ситуации государство может вообще не занимать, допускает он.

via

Картина дня

наверх