Мир в котором мы живём

59 988 подписчиков

Свежие комментарии

  • вениамин клюшев
    вот так и живём....Не жили хорошо, н...
  • Анатолий Лапкин
    Рорссия выращивает щипцы для удаления "драконьих зубов". растят их на "цивилизованном"западе. И дружок-хохол, не трог...Началось тотально...
  • Инна Inna
    На 100 % поддерживаю автора.Суицид с немецким...

Западная Европа – жизнь на пороховом море

Западная Европа – жизнь на пороховом море

Во Франции был случай. Девочка-мусульманка пришла в школу в традиционном одеянии со скрытым лицом. Учительница сделала замечание. Девочка пожаловалась дяде. Дядя пришёл в школу и жёстко отчитал педагога. Как смеешь ты посягать на наши ценности. Ещё раз что-то подобное случится – пеняй на себя

Дядя этой девочки – радикальный проповедник. Его имя находится в списке людей, чьё присутствие во Франции нежелательно. Однако он чувствует себя в Пятой республике вполне комфортно. И свободно гуляет по улицам. Таких случаев во французских школах – вагон и маленькая тележка. Они происходят каждый месяц, каждую неделю. Это современная реальность французского образования. Когда мне об этом впервые лет десять-двенадцать назад рассказывали французские путешественники, я не сильно верил. Человеку, привыкшему к другой культуре внутришкольных отношений, сложно принять это как данность.

Сегодня учитель во французской школе – это бесправнейшее существо, обречённое бояться всего. Мусульманские дети, за спиной которых мощное родительское сообщество, диктуют свои условия. Это системное давление на педагогов Франции не ослабевает.

Нередки случаи, когда дети из семей, где исповедуется радикальный исламизм, «отказываются изучать строительство соборов или открывать книгу о византийском церковном плане, признавать существование в Египте доисламских религий или шумерского происхождения письменности» (выдержка из отчёта генерального инспектора образования Франции Жан-Пьера Обена ещё 2004 года).

Потому что это – чужое, враждебное, не соответствующее их картине мира. А всё чужое не имеет права на существование. Пусть даже оно и правда, но эту правду надо стереть, уничтожить, о неё надо забыть. А кто напомнит, тому глаз вон. И не только.

Разрыв между мусульманской и немусульманской молодёжью увеличивается. Любопытна и тенденция к культурной исламизации белых христианских подростков, которые с удовольствием примыкают к компаниям сверстников-мусульман и постепенно перенимают её модель поведения. Школа бессильно разводит руками и говорит, что это не её дело. Директор учебного заведения – госслужащий, он вынужден подчиняться политическим установкам государства. А они таковы, что исламистское сообщество в стране по-прежнему неприкосновенно. Это должны понять и полицейские, и гвардейцы. И не беспокоить тех, кто исповедует радикальный исламизм.

Замкнутый круг. Ни один президент Франции не способен решить эту проблему.

Наоборот, каждая следующая администрация усугубляет ситуацию. В своих прежних заметках я отмечал, что во Франции уже много лет создаются реальные предпосылки для гражданской войны. Всё уже подготовлено – осталось нажать на спусковой крючок. Например, на городском рынке белые жандармы могут случайно ранить исламистского нарушителя порядка. И тот скончается в больнице. После этого в стране может вспыхнуть такое, что Франция автоматически перестанет существовать в своём классическом формате. Опасность того, что противостояние вспыхнет сейчас, особенно велика, ибо в Европе происходит очередной виток передела экономического влияние. Старая система рушится. А переход на рельсы новой формации в странах Европы обычно сопровождается жесточайшими социальными потрясениями. Почва для которых марионеточными политэлитами тщательно взрыхляется заранее.

В США наблюдается нечто подобное. Конфликтогенез вполне стандартный. После показательного судилища над белым полицейским Дереком Шовеном полицейские структуры в разных штатах отказываются применять силу против чернокожих преступников. Конечно, не каждый в восторге от перспективы провести четверть века за решёткой. В результате в ряде регионов США разгул чернокожей преступности принял колоссальный размах. Доходит до того, что прямо на ходу местные бандформирования в окрестностях Лос-Анжелеса и других городов грабят товарные поезда. И им ничего за это не делается. Их ведь трогать нельзя. И руководители штатов понимают, что это – красные линии. Ситуация, из которой легче лёгкого разжечь костёр гражданской войны. Со вполне предсказуемым исходом. Введение чрезвычайного положения – и тотальное ограничение прав и свобод граждан ради их же собственного блага. А главное, что народ к этому психологически готов уже сейчас. И подписание закона о новом мировом порядке превратится в пустую формальность. Люди даже ничего не почувствуют.

Вся Западная Европа живёт не просто на пороховой бочке – на пороховом море. Нет никаких барьеров для предотвращения постепенной салафизации сознания мусульманской молодёжи. Их делают радикальными исламистами со школьной скамьи, а на самом деле – с пелёнок. Во Франции игиловские* проповедники чувствуют себя как рыбы в воде. И в Германии давно происходят похожие вещи. Закрытые салафистские общины обосновались по всей стране. Отношение к игиловской* концепции среди мусульманских школьников в Германии, мягко говоря, весьма толерантное. При этом немецкие масс-медиа лишний раз об этих проблемах не откровенничают. Себе дороже. Впрочем, мне однажды пришлось столкнуться с «высокими» стандартами немецкой тележурналистики. Иллюзий больше не испытываю.

Психическое насилие, физическое давление, межрелигиозная усобица в школах, потакание игиловской пропаганде – эти вещи давно всем известны, но элиты западноевропейских государств старательно закрывают на них глаза. Потому что им это выгодно по ряду причин.

Во-первых, часть мигрантов готовы много и усердно работать, притом они финансово неприхотливы. Экономия в два-три раза на оплате рабочей силы – это мечта любого капиталиста. Во-вторых, белый европейский человек всё ещё слишком умный и любознательный. Надо бы его отупить и обезволить. Стадом управлять проще, чем людьми. В-третьих, с помощью страхов можно держать под контролем самую широкую обывательскую аудиторию, мировоззрение которой ещё со времён Средневековья строится на мистико-апокалиптических началах. В-четвёртых, у радикального салафизма есть свои влиятельнейшие спонсоры на Аравийском полуострове, которые вносят огромный вклад в благосостояние транснациональных корпораций – а значит, диктуют свою повестку дня на территории европейского анклава. Для нас Европа – это, почитай, часть света, а для аравийских шейхов – это презренное захолустье. И купить всё это захолустье с потрохами не составляет труда. Более того – правящие элиты Европы давно представляют собой пятые колонны международного салафизма. Для его провозвестников построение мирового халифата – это не просто площадной лозунг, а вполне осязаемая цель, как для Адольфа Гитлера – мировое господство арийской расы. Только у Гитлера – как бы странно это не прозвучало – ресурсов и лоббистов было поменьше.

Авторитетные макросоциологические агентства подсчитали, что к 2050 году мусульманское население стран ЕС может вырасти втрое — до 75 миллионов человек. Из них молодое население будет составлять большинство. Высокая рождаемость и высокая пассионарность сделают своё дело. Европы – белой, христианской – больше не будет в нашем традиционном представлении. А вот если в сторону Средиземноморья начнёт двигаться Сахель, то тогда жить станет ещё лучше и веселее. Нигерия – это двести шесть миллионов населения, из которых половина исповедует ислам, и далеко не самого мирного толка. Стоит только сильно захотеть – и политика открытых дверей Европы распространится и на эти земли. Скорее всего, распространится.

*участники организации запрещенной в РФ

Александр Филей, Латвия

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх